Еviza (evizatanet) wrote,
Еviza
evizatanet

Categories:

Связь неоязычества (родноверия) с неофашизмом на примере Украины (часть 2).

(начало)
....
Автор подчеркивает, что еще за 3500 лет до вторжения персидского царя Дария на земле Орианы (Украины-Руси) уже существовали самостоятельные царства с городами и храмами, а Киев являлся наидревнейшим городом людей белой расы. По словам Силенко, уже в I тыс. до н.э. существовала Украинская (Орианская) империя, которую не мог покорить никто - ни Дарий, ни Александр Македонский, ни римский император Траян. Летописное сказание о призвании варягов автор объявляет выдумкой христианских монахов. Он склонен больше верить фальсифицированной "Влесовой книге", чем историческим источникам.


Лев Силенко

Всеми способами автор пытается доказать, что Украина и украинцы (ориане) имели славную и богатую дохристианскую "ведическую" культуру и историю, и неверно связывать "украинскую духовность" с каким-либо византийским наследием. Напротив, навязав Украине чуждое ей христианство, вначале Византия, а затем Москва стремились закабалить украинский народ, превратить украинцев в духовных рабов. Ни одному народу мира христианизация не принесла столько опустошения, как "украинцам (русичам)": погибли украинская дохристианская литература, украинское мировоззрение, история, сам способ существования. Непобедимые воины эпохи язычества, украинцы стали терпеть поражения от врагов, став христианами. А позднее Москва узурпировала украинское наследие, противоправно присвоив себе и имя Руси. На самом деле население московских земель слагалось из прибывших с Украины колонистов и местных финнских и тюркских обитателей. У Московской Руси, - замечает автор,- нет ни политических, ни моральных прав связывать себя с историей Украины (Руси). Ведь она сложилась на основе татаро-монгольской орды, и русские Москвы - это "православные татары". Автор не упускает случая подчеркнуть, что "украинцы (русичи) и москали (русские) - это две разные человеческие общности", которых православное единоверие ничуть не сближает.[4] Он даже гордится тем, что украинцам удалось якобы сохранить свою расу в чистоте.

Тем самым, обращение к язычеству означало для Силенко восстановление чисто национального культа, "национального духа", что способствовало бы сплочению нации в ее стремлении к свободе. Космополитическое христианство, оттесняющее национальный фактор на вторые роли и уравнивающее всех перед богом, независимо от происхождения, размывало национальное единство и не позволяло концентрации национальной воли. А это лишало борьбу с могущественной Россией каких-либо шансов на успех, тем более, что именно Россия представлялась оплотом православия. Иными словами, украинские националисты-неоязычники ассоциируют христианство прежде всего с Россией. Еврейский фактор в изложенной версии присутствует, но в явно ослабленном виде. Он нужен лишь для того, чтобы продемонстрировать вторичный неоригинальный характер христианства, лишить его ореола всечеловеческой ценности. Вместе с тем, эта версия не лишена привкуса расизма. Ведь она причисляет к белой расе только индоевропейцев, и делает акцент на космический смысл их будто бы вечной борьбы с семитами.

Эта версия была популярна в украинской диаспоре, где считалось бесспорной аксиомой, что украинцы являются прямыми потомками трипольцев. С начала 1980-х гг. неоязыческое учение Силенко начало пробивать себе дорогу и на Украину, где его последователи все чаще апеллировали к "славной" эпохе самобытного язычества и отрицали христианские ценности как чужеродные, а значит и вредоносные [5]. Более того, на это учение опирается по крайней мере одна из вновь возникших политических партий - Украинская крестьянско-демократическая партия [6], один из лидеров которой писатель С.Плачинда стал его рьяным поклонником. В арсенале его политических аргументов - все те псевдоисторические доводы, которые любят приводить все украинские неоязычники: о корнях украинцев в V тыс. до н.э., об их расселении от Центральной Европы и Швеции до Палестины и Индии, о тождестве мифических амазонок с "древними украинками" и о происхождении от них казаков, об этрусках, венедах (включая "Великое украинское государство Венедию"), пелазгах и гиксосах как якобы древних украинских племенах, о всечеловеческой ценности "украинского матриархата" и "украинской мифологии", от которой якобы берет начало мифология индоевропейцев, об украинском происхождении Заратуштры и Будды, о великой дохристианской культуре и духовности, в том числе о докириллической "трипольской" письменности, о злодейской политике князя Владимира, погубившего древнюю культуру и письменность во имя чуждой украинцам веры. Многое в этих построениях идет от концепции Силенко. В то же время Плачинда избегает прямых нападок на христианство, наивно полагая, что до правления Владимира оно могло у "украинцев" гармонично уживаться с язычеством. Тем самым, в своем отношении к христианству он как будто бы близок к умеренным русским неоязычникам. На тех же позициях, начиная с конца 1980-х гг., стояли и ряд других украинских литераторов.

Источники:

[4] -Л.Силенко. Мага вiра. Spring Glen. N.Y., 1979
[5] -Наука, культура, свiтогляд // Людина i свiт. 1987. N 11. С.17, 20; С.П.Плачинда. Словник давньоукраiнськой мiфологii. Киiв, 1993. С.6.
[6] - Декларация основних принципiв Украiнськоi селянско-демократичноi партii // Лiтературна Украiна. 5 липня 1990.

(продолжение следует)

Tags: Лев Силенко, Родноверие, Россия, Украина, неофашизм, неязычество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments