?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Кино — это особый мир
evizatanet
Кино — это особый мир. Жизнь любого из нас проходит под знаком кино. Каждый может по желанию (в кинотеатре или дома) «выключиться» из будней и перенестись в иную реальность — экранную. Зачем? Мы хотим знать как можно больше .нового — новых людей, новые факты. Экран расши­ряет наш кругозор. В нас сильна жажда красоты, а талант­ливый фильм — конденсат прекрасного. Не будем пока оста­навливаться на других причинах всеобщей любви к кино, отметим лишь, что это самое доступное, могущественное и одновременно самое уязвимое, нуждающееся в защите ис­кусство.
От кого его защищать? Прежде всего — от... самого себя. Кинокартины, как и их создатели, отличаются харак­тером, темпераментом, запасом энергии. «Сильные» фильмы, как ледоколы во льдах, легко обеспечивают себе путь на экран, собирают громадные аудитории, надолго захватыва­ют кинозалы. «Слабым» среди них пробиться трудно. Все было бы просто, будь «сильные» всегда достойными, а «сла­бые» — плохими картинами. Чаще это не так. «Сильный» фильм, как правило, — это захватывающий сюжет, обаятель­ные актеры, бойкие шлягеры в исполнении популярных пев­цов, экзотические места действия и множество иных прима­нок. В итоге многогранный и многозначный мир кино для значительной части зрителей сводится к участку до обидного малому: к развлечению.
Судьба фильмов, которые завоевывают призы на фести­валях, получают высокую оценку прессы и общественности, проблематична. Они могут долго пролежать на полках филь-мохранилищ. Но когда их выпускают на экраны, публика, приученная к развлекательным зрелищам, отказывается их смотреть. Даже тот, кто ждал эти ленты, не всегда в состоя­нии все в них понять, оценить по достоинству. Большинство зрителей ориентируется лишь в сюжете картины, т. е. нахо­дится на начальной стадии «кинограмотности». Им неинте­ресно серьезный фильм смотреть повторно: уже известно, что там происходит. А ведь эстетическую сущность произве­дения, исполнительское мастерство начинаешь глубже постигать на втором, а то и третьем просмотрах.
Вот и выходит, что кино нуждается в защите от публики, от той ее части, которая не приемлет талантливых произве­дений. Борьба с плохими фильмами — это борьба за зрите­ля; декретами и запретами тут ничего не добиться. «Пред­мет искусства — нечто подобное происходит со всяким дру­гим продуктом — создает публику, понимающую искусство и способную наслаждаться красотой»1, — указывал К.Маркс. Чтобы «создавать», т. е. развивать зрителей, кино должно вступить в союз с педагогикой, ибо правильно учить и вос­питывать легче, чем переучивать, перевоспитывать. Новый раздел киноведения — кинопедагогика обращается в пер­вую очередь к школьникам, к молодежи: они составляют большинство аудитории кинематографа.
Эта книга адресована наставникам в вопросах киноис­кусства — преподавателям школ и вузов, кинофикаторам, руководителям и членам киноклубов. Кино можно изучать самостоятельно, книга имеет в виду и самообразование, она о зрителях и для зрителей.
Единственный путь в мир настоящего, серьезного кино — полюбить его. Но любить можно лишь что-то конкретное, то, что знакомо. Что угодно — шахматы, футбол, театр, кни­ги, путешествия, лес, реку, море — при условии, что ты это видел, знаешь. О настоящем киноискусстве многие понятия не имеют, оно не входит в круг их интересов. Поэтому надо им помочь получить представление о хорошем кино. Те, кто его полюбит, будут стремиться видеть как можно больше стоящих фильмов, интересоваться их создателями, историей киноискусства.
Казалось бы, чего проще — кинотеатров у нас доста­точно. Но в них «сильные» картины теснят серьезные, пуб­лика остается в неведении об их существовании. Наиболь­ший вред наносится молодежи; как же, спрашивается, она полюбит то, чего не знает, о чем не догадывается? Конечно, далеко не все молодые люди тратят время и силы на про­смотр пустышек. К счастью, мы, преподаватели кино, наблю­даем и иную картину. Нет аудитории, наверное, благодар­нее, чем молодежная! Как бурно реагирует зал, если фильм затрагивает проблемы, которые всех волнуют. Какие жар­кие споры потом разгораются! Как нетерпеливо ждут юно­ши и девушки очередного просмотра на занятиях факуль­татива или киноклуба! Все глубже начинают они интересо­ваться киноискусством, у них рождается потребность в на­стоящем кино. Ради них и написана эта книга.
Так что же получается? Есть прекрасные ленты, есть люди, которым они необходимы. Значит, надо содействовать их встрече. Для этого требуются посредники — учителя кино, нужна методика их работы, нужно уметь помочь филь­му найти своего зрителя, а зрителю — свой фильм. В книге предпринята попытка обобщения методологических проблем

четверть века за­нимающегося кинопросвещением воронежцев, и практики энтузиастов кинообразования Москвы, Ленинграда, Киева, Алма-Аты, Минска, Риги, Таллина, Кургана, Калинина, Крас­ноярска, Новосибирока, Свердловска, Харькова, Липецка, Армавира, Пущино, Таганрога и других городов.
Специальной киноведческой проблемой воспитание кино­искусством стало уже в 20-е годы. Сейчас наблюдается новая волна интереса к исследованию общественного предназначе­ния экранного искусства3. Методические пособия, статьи, программы выпускают и те, кто стоял у истоков кинопеда­гогики, и те, кто пополняет наши ряды. Не претендуя на пол­ноту охвата проблем, книга ставит прежде всего дидакти­ческие вопросы эстетического воспитания молодежи сред­ствами кино. Стоит ли напоминать, что они далеки от окон­чательного решения. Но в науке важны не только ответы, но и формулирование вопросов.
У меня свои взгляды на методику кинообразования, у моих товарищей — свои. В чем-то мы сходимся, а что-то нас разъединяет. Многое меня восхищает в работе коллег, но с чем-то не согласен. Нужно время, чтобы объективно определить, кто прав, чьи методические принципы вернее. К тому же любая программа, намеченный на бумаге план реализуется конкретным человеком — учителем кино. От него все и зависит. Наши представления о целях, задачах кинообразования чуть разнятся, тем не менее у нас больше схожего и общего; этот коллективный опыт и хотелось бы донести до читателя, а также предостеречь его от ошибок, через которые нам пришлось пройти. Может показаться, что речь пойдет о привычном для педагога деле — о воспитании, преподавании еще одной дисциплины. Но предмет наш не­обычный — кино, и здесь учителя поджидает множество ло­вушек. Укажем на некоторые из них:
Ловушка № 1. Известно, что изучение серьезных дисцип­лин требует значительных усилий. А тут — кино! С этим коротким словом в класс врывается вольный ветер: кино — отдых, выходной, развлечение, полная свобода от дел и забот. В итоге кинофакультатив так и остается развле­чением, не принося пользы слушателям.
Ловушка № 2. Еще больше будут сопротивляться те, кому доведется слушать лекцию в кинотеатре. «Кино —> место, где хочу отдохнуть, расслабиться, — рассуждают они. — А оказывается, сверх всего прочего, и здесь я обязан чему-то там учиться! Не желаю!» Такие будут скучать и ждать, когда -покажут фильм.
Ловушка № 3. Каждое дело должно приносить реальные результаты. Итог воздействия хороших фильмов сказывается не сразу. Преподаватель может так и не узнать, изменились ли его воспитанники, пошел ли им на пользу его труд. Он почувствует себя обманутым, если не увидит таких перемен, или увидит не то, что ожидал.
Ловушка № 4. Впечатление от фильма юноши, не отя­гощенного жизненным опытом, отличается от восприятия взрослого. То, что с точки зрения педагога хорошо и полез­но, подростку и даже юноше может показаться неинтерес­ным и бесполезным. И наоборот. Педагог будет думать, что фильм пошел на пользу воспитанникам, а он никак не за­тронул их чувств.
Ловушка № 5. Другие факторы воспитания (семья, свер­стники, ТВ и пр.) могут перевесить итог воздействия филь­мов и наших занятий. (Последние по времени непродолжи­тельны). Тогда преподаватель и ученики взаимно разочару­ются друг в друге.
«Ловушки» — скрытые трудности. А сколько их нахо­дится на виду: недостаток фильмокопий, технического обо­рудования, учителей, методических пособий... Не стоит и рисковать, оставить все попытки? Задача книги — не отпу­гивать сложностями энтузиастов кинопросвещения, а помочь им избежать ошибок первопроходцев. Но на ее страницах не предлагаются и легкие решения — их попросту нет.
Преобразования средней и высшей школы оживили на­шу жизнь. Все заговорили о педагогических делах, о пробле­мах воспитания. Реформа современного образования решает, помимо прочих, вопросы духовного обновления молодежи. В формировании гармоничной личности особенно велика роль эстетического развития. «Важнейшая задача — значитель­ное улучшение художественного образования и эстетического воспитания учащихся»4, — говорится в «Основных направ­лениях реформы общеобразовательной и профессиональной школы». Другой документ «Основные направле­ния перестройки высшего и среднего специального образо­вания в стране» подчеркивает: совершенствование деятель­ности вузов следует подчинить удовлетворению возрастаю­щих духовных, эстетических запросов человека5.
Надежным помощником воспитателя становится кине­матограф. К началу реорганизации образования у нас име­лось целое направление остропроблемного «педагогического» кино. Имею в виду фильмы, раскрывающие ресурсы лично­сти, ее взаимоотношения с людьми, природой, ее 'Сложные связи с прошлым своего народа, с эпохой. Эти произведения, адресованные в первую очередь молодежи, содержат богатые возможности для воспитания у юных идейной зрелости и безукоризненного эстетического вкуса, опираясь на который они всегда смогут делать безошибочный выбор.
Что они должны выбирать, чему отдавать предпочтение? Талантливым лентам?  Бесспорно,    но    талантливой  может
быть и развлекательная картина. Неимоверные усилия учи­теля кино уйдут на то, чтобы его ученики получили еще больше наслаждения от музыкальной кинокомедии или де­тектива? В кино есть жанры и целые направления, не нуж­дающиеся в посредниках. Условно в киноискусстве выделяем экстравертивные и интровертивные произведения. Первые показывают жизнь как бы взглядом постороннего, рассказы­вают о внешних событиях; им легче пробиться к зрителям, ибо их содержание и композиция привычнее (хотя и здесь бывают исключения, например, фильм Л. Висконти «Земля дрожит».)
Иное дело интровертивные фильмы, раскрываю­щие внутренний мир, духовную жизнь героя (или, что еще труднее, — автора). На просмотре экстравертивного произве­дения зритель находится как бы в положении пассажира, перед которым в окне-экране проносятся картины чужой жизни. Пусть перед ним биографии людей, непонятных ему, проблемы, никак не пересекающиеся с его собственными, — следит он за ними со своих привычных позиций. При встре­че с интровертивным фильмом ему приходится расставаться с ролью постороннего наблюдателя; рассматривать духовную, внутреннюю жизнь другого человека извне невозможно, ее ощущаешь, лишь встав на точку зрения этого «другого», как бы уподобившись ему.
Чтобы выработать у себя способ­ность к такому «переключению», требуется минимум два ус­ловия. Первое: признавать и ценить духовный мир. Вводить юную личность в него — эстетическая задача. Второе: от­носиться как к величайшей ценности к жизни других людей, откликаться на их заботы. Это уже область морали. Только при .слиянии эстетического воспитания с нравственным мож­но выработать у молодого человека гибкость и подвижность взгляда, необходимые для .полноценного восприятия совре­менного искусства. Потребность в сочувствии людям — пред­посылка для возникновения потребности в серьезном кино. Воспитательная роль экранного искусства порой пред­ставляется чем-то само собой разумеющимся, на самом деле проблема достаточно сложна и не исследована во всей полноте. Фильмы оказывают громадное влияние на всех нас, но механизм их воздействия не изучен. Как, каким образом повысить это влияние на молодежь? Пока не выработаны строго научные методы и рекомендации управления воздей­ствием кинематографа, процесс этот будет протекать сти­хийно.

Искусство включено в процесс актив­ного формирования  человека. В исследовании проб­лем всесторонне развитой личности, гармонии человека и среды, человека и общества смыкаются интересы эстетики, этики и педагогики, точка их пересечения приходится на искусство.

Автор С. Н. Пензин из монографии "Кино и эстетическое воспитание: методологические проблемы."

promo evizatanet june 7, 2015 04:34 1
Buy for 10 tokens